Не дать снести Кастрычник

ДОСВЕД
Как молодёжь возрождает деревню, на которой местные власти поставили крест.
Часть 1.

После фестиваля «Вялікая вада» в глухой деревне Чырвоны Кастрычнік в Речицком районе, DownShifter решил остаться чуть подольше и узнать о жизни ребят в местных реалиях подробнее.

Сначала я захожу в гости к организатору фестиваля Дмитрию Янкову. Дмитрий, местный активист, эколог и краевед, переехал в Кастрычник из Гомеля в 2014 году. Окна на его доме украшают оригинальные наличники, а внутри стены завешены кованной железной утварью.

– Как-то во время службы в армии я написал другу письмо, где поделился с ним своей мечтой. Мечталось мне компанией хороших друзей купить вместе дома и создать эко-поселение. Приглашать туда гостей, друзей, делать классную атмосферу. И вот недавно мой друг передал мне это письмо, и я вспомнил с чего всё началось, – рассказывает Дмитрий об истории своего переезда из города в деревню.

После окончания университета и службы в армии Дмитрий устроился работать в частное предприятие экологом. Во время работы в конторе он вместе с коллегами часто выбирался на природу с палатками, и уже тогда друзья присматривали себе домики под дачу в живописном месте. Чуть позже, в сентябре 2009 года ребята решили активизировать свои поиски и как-то забрели в район разливающейся поймы Днепра.

– Мы сюда пришли всей компанией и офигели.
Стоит целая деревня, в ней одна пустая улица, заходишь в дома – а они стоят все открытые.
Внутри открыты шкафы, столы, было такое ощущение, что люди только ушли оттуда.

Всего в деревне Чырвоны Кастрычник стояло около 12 домов, и только в одном из них ещё жила местная бабка, которую вскоре забрали в город.

– Нас очаровало место, очень тронули эти днепровские озёра, заливные поймы. А как только зашли в деревню – все были впечатлены,
бегали по домам и кричали: «Это мой дом будет! А это мой!»
Сразу стали искать владельцев, оформлять документы и покупать дома.

У каждого был разный путь оформления. У нашего героя – самый простой. Он нашёл наследников, которые даже не ожидали, что кто-то захочет покупать дом в таком месте, поэтому были очень рады, вступили в наследство и продали дом за 500$. С остальными домами было несколько сложнее: где-то наследники разъехались, где-то дома принадлежали сельсовету, что-то нужно было оформлять через суд. И на сегодня удалось сохранить 6 домов – половину от того, что было.

– Я дом покупал как дачу, а идея об эко-поселении была скорее мечтой, о которой приятно помечтать перед сном. А когда купил дом, стал здесь бывать, и всё больше и больше мне захотелось оставаться тут и не ехать в город. И всё чаще стал приходить к мысли, что мне влом возвращаться в город. И я стал перестраивать жизнь с расчётом на то, что я хочу жить здесь.

Дмитрий Янков
Дмитрий стал индивидуальным предпринимателем и уже через полгода смог переехать в деревню.

– Трудности меня не пугают, потому что я никогда не думаю наперёд, а решаю проблемы по их поступлению. Когда нужно было переезжать в деревню – я взял и переехал, когда надо было научиться работать дистанционно – я взял и научился.

Но некоторые трудности, связанные с переездом, молодым дауншифтерам всё-таки пришлось преодолевать. Местный сельсовет отнёсся к ребятам настороженно. Им даже порекомендовали отказаться от этой идеи, а вместо этого искать дома в других местах.
– Глава сельсовета сказала нам, что на этой деревне власти уже поставили крест и готовятся документы к её захоронению.
И правда, вскоре сельсовет постарался уничтожить те дома, которые были не до конца оформлены. Пока мы занимались вопросами оформления и покупки этих домов, приехали трактора и разрушили дома, а потом через несколько месяцев приехали экскаваторы и закопали то, что от них осталось.

Современные же отношения с сельсоветом Дмитрий считает более конструктивными – возможно, сказались 9 лет живого общения, и к ребятам привыкли.

Сам же эколог занят не только своей деревней, его активно интересует всё, что находится по соседству. В местных объектах Дмитрий видит большой туристический и краеведческий потенциал.

– Переселившись сюда, я увлёкся краеведением. Меня эта тема интересовала ещё в Гомеле, а приехав сюда, понял что тут непаханое поле. Оказалось что в соседней деревне Чёрное жил Михайло Громыко – геолог, поэт и драматург, автор первой пьесы о Франциске Скорине. Он был одним из первых, кто предположил, что недалеко от Речицы могут залегать нефтеносные месторождения. По его наводкам эту нефть нашли.

Дмитрий предложил увековечить память знаменитого земляка и совместно с Белоруснефтью и местной администрацией установил в деревне мемориальную доску, к которой теперь можно водить туристов и рассказывать им историю края.

Также Дмитрий сотрудничает с местными орнитологами, которые вместе с детьми приезжают вести учёты птиц, наблюдают за пернатыми и собирают данные. На основе этих данных дети участвуют в конференциях, а взрослые пишут работы по птицам Поднепровья. Работа эта должна послужить основанием для включения этих территорий в национальную экологическую сеть.

Потенциал развития своей деревни Дмитрий видит в неформальном агроэкотуризме.

– Нынешний агротуризм переживает кризис. Он превратился в алкогольные корпоративы, свадьбы и дни рождения.
На самом деле большинство агроусадеб не погружают в атмосферу сельской жизни. Сейчас это или туристические комплексы, или коттеджи, где люди пляшут-танцуют, парятся в бане и пьянствуют. А вот классических агроусадеб, когда в деревне турист погружается в настоящую сельскую жизнь, катастрофически мало. У нас в деревне мы можем и людей много привезти, и погрузить их в совершенно изолированный от городской суеты дружественный окружающей среде отдых. Спокойный и здоровый, без алкоголя.

Новые хозяева провели в Кастрычнике несколько фестивалей под названием «Чароўны Кастрычнік», который организовывал сосед Дмитрия Кирилл Кравцов (подробнее о нём в следующем выпуске). Это был арт-фестиваль, который проходил каждый октябрь. На него приезжали художники, музыканты и другие творческие люди, чтобы выступить или провести совместный мастер-класс.

Потом организацию мероприятий на себя взял Дмитрий. Началось всё с ежегодных «Арт-пикников», своеобразных пленэров, связанных с визуальным искусством. В этом году появился более музыкальный фестиваль «Вялікая Вада», добираться на который нужно вплавь на плотах.

Тут в деревне Дмитрий увлёкся пчёлами. Он завёл себе небольшую пасеку, и поэтому в доме постоянно есть мёд. Домашних животных у него нет, зато диких в окрестностях предостаточно. Тут и бобровые хатки на воде, и многочисленные зайцы, и даже краснокнижная рысь.
– В деревню постоянно приходит рысь и проходит мимо вдоль единственной улицы.
Ранней весной по следам видно, что рысь приходит вместе с котятами. А прошлым летом увидел её своими глазами. Она вышла метрах в пятнадцати от меня, размером с немецкую овчарку, мы посмотрели друг другу в глаза, а после мирно разошлись.

Дмитрий мечтает, чтобы Кастрычник остался таким же как и сейчас – аккуратным и первобытным, «ламповым» как говорят его гости. Сейчас ребята работают с деревней очень аккуратно, не забывая сохранять её «аналоговость» – то, ради чего сюда приезжают и отчего кайфуют гости.

Расказаць сябрам
Verasen
Чытайце таксама
Падпішыцеся
Каб нічога не прапусціць
Made on
Tilda